Прощание с Высоцким - Из жизни великих - Знание - сила - Каталог статей - Эффективное профессиональное обучение
Четверг, 30.03.2017, 19:38
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Из жизни великих [68]
Необъяснимо, но факт [38]
Технологии [50]
Необъятная вселенная [19]
Природа [58]
Не только полезно, но и приятно [15]
Праздники [26]
Интересные факты [143]
Великие нации [37]
Чудеса со всего света [40]
История вещей [26]
История праздников [12]
Как улучшать умственную деятельность [6]
Ещё раз про любовь [8]
О том, чего мы ещё не знаем
Поиск
 Каталог статей
Главная » Статьи » Знание - сила » Из жизни великих

Прощание с Высоцким

 Прощание с Высоцким

Рассказывает Станислав Садальский: «Все цветы были раскуплены. Зашли с Лидией Постниковой (замдиректора «Современника») в цветочный на Чернышевского — тоже пусто, только ромашки. Взяли все, что были. К гробу подошли беспрепятственно, милиция отдавала нам честь».

Источник: Жжурнал/sadalskij

 

 Прощание с Высоцким

1. Олег Даль, Валентин Никулин на прощании с Владимиром Высоцким. Ваганьково, 28 июля 1980 года.

 Прощание с Высоцким

2. Труппа театра «Современник» 28 июля 1980 года: Игорь Кваша, Виктор Тульчинский, Галина Соколова, Маша Шверубович, Леша Кутузов, Люся Крылова, Галина Боголюбова, Валентин Гафт, Лена Козелькова…

 Прощание с Высоцким

3. Владимир в руке держал сухую красную розу. Наш букет ромашек мы с Лидией Владимировной положили Высоцкому в ноги.

 Прощание с Высоцким

4. Так они и вошли в историю фотографии…

 Прощание с Высоцким

5. Рядом с Высоцким В.Янклович, В.Туманов, В.Абдулов и И.Годяев (фельдшер).

 Прощание с Высоцким

6. Панихида в холле подъезда утром 28 июля 1980 года. Слева направо: отец и мачеха Владимира, Оксана Афанасьева (Ярмольник), над изголовьем (высокий) — сын Марины Влади Пьер, администратор В.Янклович, Н.Высоцкий, М.Влади, мать Владимира, И.Годяев и В.Шехтман (двоюродный брат В.Абдулова).

 Прощание с Высоцким

7. Марина с сыном Пьером (Петей).

 Прощание с Высоцким

8. А.Макаров, И.Годяев (фельдшер), В.Туманов, А.Подболотов, С.Говорухин, В.Янклович, А.Федотов (врач).

 Прощание с Высоцким

9. Театр на Таганке 28 июля 1980 года.

 Прощание с Высоцким

10. Театр на Таганке 28 июля 1980 года.

 Прощание с Высоцким

11. Панихида в театре на Таганке 28 июля 1980 года.

 Прощание с Высоцким

12. Ю.Любимов, Л.Абрамова, М.Влади.

 Прощание с Высоцким

13. А.Иншаков, Л.Филатов, Ю.Беляев, С.Фарада.

 Прощание с Высоцким

14. Л.Ярмольник, А.Иншаков, В.Золотухин, Ю.Любимов.

 Прощание с Высоцким

15. Отец Высоцкого и мачеха (мама Женя).

 Прощание с Высоцким

16. 28 июля 1980 года. Андрей Миронов.

 Прощание с Высоцким

17. И еще Миронов.

 Прощание с Высоцким

18. Театр на Таганке, 28 июля 1980 года. Вынос гроба.

 Прощание с Высоцким

19. Театр на Таганке, 28 июля 1980 года. Вынос гроба. В.Янклович, Л.Филатов, В.Золотухин, В.Дыховичный.

 Прощание с Высоцким

20. Таганская площадь, 28 июля 1980 года. Вынос гроба.

 Прощание с Высоцким

21. 28 июля 1980 года. Прощание.

 Прощание с Высоцким

22. 28 июля 1980 года. Прощание.

 Прощание с Высоцким

23. 28 июля 1980 года. Прощание.

 Прощание с Высоцким

24. 28 июля 1980 года. Прощание.

 Прощание с Высоцким

25. Таганская площадь, 28 июля 1980 года.

 Прощание с Высоцким

26. Таганская площадь, 28 июля 1980 года.

 Прощание с Высоцким

27. 28 июля 1980 года. Автобус с труппой театра на Таганке направляется на Ваганьковское кладбище. В окне — Ю.Любимов.

 Прощание с Высоцким

28. Мать В.Высоцкого. Ваганьково, 28 июля 1980 года.

 Прощание с Высоцким

29. Г.Горин, И.Кваша. Ваганьково, 28 июля 1980 года.

 Прощание с Высоцким

30. И.Кваша, Г.Волчек, И.Кобзон. Ваганьково, 28 июля 1980 года.

 Прощание с Высоцким

31. А.Градский, М.Боярский. Ваганьково, 28 июля 1980 года.

 Прощание с Высоцким

32. Р.Быков, Е.Санаева. Ваганьково, 28 июля 1980 года.

Farewell33 Прощание с Высоцким

33. М.Козаков. Ваганьково, 28 июля 1980 года.

 Прощание с Высоцким

34. Ю.Любимов, Ю.Смирнов. Ваганьково, 28 июля 1980 года.

 Прощание с Высоцким

35. С.Говорухин. Ваганьково, 28 июля 1980 года.

 Прощание с Высоцким

36. С.Говорухин. Ваганьково, 28 июля 1980 года.

 Прощание с Высоцким

37. Б.Хмельницкий, Н.Дупак, С.Говорухин, В.Туманов. Ваганьково, 28 июля 1980 года.

 Прощание с Высоцким

38. Н.Губенко, Н.Сайко, Л.Филатов. Ваганьково, 28 июля 1980 года.

 Прощание с Высоцким

39. Ваганьково, 28 июля 1980 года. А.Иншаков, Н.Дупак, С.Говорухин, Б.Хмельницкий, В.Янклович, В.Туманов, М.Влади, мать, мачеха и отец Высоцкого.

 Прощание с Высоцким

40. Ваганьково, 28 июля 1980 года. Н.Дупак, И.Бортник, С.Говорухин, В.Янклович, М.Влади.

 Прощание с Высоцким

41. Ваганьково, 28 июля 1980 года.

 Прощание с Высоцким

42. 28 июля 1980 года. Ваганьково.

 Прощание с Высоцким

43. 28 июля 1980 года. Ваганьково.

Farewell44 Прощание с Высоцким

44. Олег Даль на Ваганьково 28 июля 1980 года.

Сейчас я вспоминаю…
Мы прощались… Навсегда…
Сейчас я понял… Понимаю…
Разорванность следа…
Начало мая…
Спотыкаюсь…
Слова, слова, слова.
Сорока бьет хвостом.
Снег опадает, обнажая
Нагую холодность ветвей.
И вот последняя глава
Пахнула розовым кустом,
Тоску и лживость обещая,
И умерла в груди моей.
Покой-покой…
И одиночество, и злоба.
И плачу я во сне и просыпаюсь…
Обида — серебристый месяц.
Клейменность — горя проба.
И снова каюсь. Каюсь. Каюсь,
Держа в руках разорванное сердце…

Стихотворение О.Даля, посвященное памяти Высоцкого
В.Высоцкому, брату. Монино, январь 1981.

Источник: http://bigpicture.ru/?p=534874

…………….

Стихи, посвященные В.Высоцкому

Стихи, посвященные В.Высоцкому

Сегодня 34 года, как нет Владимира Семеновича Высоцкого…
Тут собраны стихи, которыми страна откликнулась на его смерть.

Э.Лурье
Владимиру Высоцкому
.
"С меня при цифре 37 в момент слетает хмель,
Вот и сейчас, как холодом подуло…
Под эту цифру Пушкин подгадал себе дуэль,
И Маяковский лег виском на дуло."
"… Срок жизни увеличился,
И, может быть, концы
Поэтов отодвинулись на время."
Всего пяток прибавил ты к той цифре 37,
Всего пять лет накинул к жизни плотской.
И в 42 закончил Пресли и Дассен,
И в 42 закончил жизнь Высоцкий.
Не нужен нынче пистолет, чтоб замолчал поэт.
Он сердцем пел — и сердце разорвалось.
У самого обрыва, на краю простора нет,
Поэтому и жизнь короткая досталась.
Но на дворе XX век — остался голос жить:
Записан он на дисках и кассетах.
И пленки столько по стране, что если разложить,
То ею можно обернуть планету.
И пусть по радио твердят, что умер Джо Дассен,
И пусть молчат, что умер наш Высоцкий — Что нам Дассен, о чем он пел — не знаем мы совсем,
Высоцкий пел о жизни нашей скотской.
Он пел, о чем молчали мы, себя сжигая пел,
Свою большую совесть в мир обрушив,
По лезвию ножа ходил, вопил, кричал, хрипел,
И резал в кровь свою и наши души.
И этих ран не залечить и не перевязать,
Вдруг замолчал — и холодом подуло.
Хоть умер от инфаркта он, но можем мы сказать — За всех за нас он лег виском на дуло.

Стихи, посвященные В.Высоцкому

М.Копылова
ХХХ

Люди просто не стоят, люди думают,
И свистят, и кроют матом милицию,
А за ней официальщину дубовую.
Лучше в церковь бы пойти — поклониться.
Люди просто не стоят, люди требуют,
Чтобы память не ушла с катафалками,
Чтоб глядел он из окна добрым гением…
Вот о чем кричат над Таганкою.
Умер лучший человек в государстве.
Душу болью не трави — может статься,
Впереди еще и беды, и мытарства…
Умер главный человек государства.

Стихи, посвященные В.Высоцкому

Никита Высоцкий
Пророков нет в отечестве моем,
А вот теперь ушла и совесть.
Он больше не споет нам ни о чем,
И можно жить, совсем не беспокоясь.
Лишь он умел сказать, и спеть умел,
Что наших душ в ответ дрожали струны.
Аккорд его срывался и звенел,
Чтоб нас заставить мучаться и думать.
Он не допел, не досказал всего,
Что было пульсом и в душе звучало,
И сердце разорвалось от того,
Что слишком долго отдыха не знало.
Он больше на эстраду не взойдет
Так просто, вместе с тем и так достойно.
Он умер! Да! И все же он поет,
И песни не дадут нам жить спокойно.
июль-август 1980
г.Москва

Неизвестный автор
«Памяти Владимира Высоцкого»

Вот уже сорок дней, как к могиле мы этой приходим…
И в молчаньи стоим, скорбно головы вниз наклоня,
Словно ждем еще песен, которые стонут в народе,
Но в мозгу одна мысль: "Не услышать нам больше тебя!.."
А на лицах вопрос: "Почему? Отчего так случилось?"
Может, мы виноваты и не сберегли?!
Лишь в ответ — тишина… Тихий шепот стихов у могилы…
И у каждого в сердце кусок своей личной и общей вины!
"Как ты жил? Чем ты жил?" — ты с экрана нам улыбался…
Иногда доставался нам в театр на Таганку случайный билет,
И у каждого диск, напетый тобой, оставался… — Вот и все! А теперь у нас даже и этого нет!
Мы приходим сюда, засыпая могилу цветами,
И часаши стоим здесь, обиду и боль затая…
Мысли в сердце рифмуются только одними стихами…
Что еще рассказать всем? Что забыли сказать про тебя???
Не обидно ли разве, когда молодыми уходят?!.
В 40 лет человек полон жизни и творческих сил,
И талант через край! Эх, Володя, Володя!!!
Ведь ты правду любил — значит, жизнь ты подавно любил!
Тишина… Тихо падает лист на промокшую землю…
Скорбь природы выплакивается проливным, моросящим дождем…
Почернела гитара от дождя иль от слез, словно дремля,
Как подруга тоскует о нем! Все о нем и о нем!
Беспощадно время летит… И часы и минуты сметает…
Сыновья подрастут, обновится с весною земля!
А дороги к могилам травой, как всегда, зарастают!..
Лишь останется в памяти дней недопетая песня твоя!
2 сентября 1980 г.
г. Москва

Стихи, посвященные В.Высоцкому

Юрий Верзилов
"Врубите Высоцкого!"

О певце ни стихов, ни заметки
Не отыщешь в газетном столбце.
Мой редактор глотает таблетки
И вздыхает, мрачнея в лице.
Не податься ль куда на вакантное?
Понимает, не глуп старина,
Почему у могилы в Ваганьково
Сорок суток дежурит страна.
Стыдно старому думать, что скоро
Каждый и без печати поймет,
Что не просто певца и актера
Так чистейше оплакал народ.
Мало ль их, что играют играючи,
Что поют и живут припеваючи?
Нет! Ушел надорвавшийся гений,
Раскаляющий наши сердца,
Поднимающий трусов с коленей
И бросающий в дрожь подлеца.
Как Шукшин, усмехнувшись с экрана,
Круто взмыл он в последний полет.
Может, кто-то и лучше сыграет,
Но никто уже так не споет…
Уникальнейший голос России
Оборвался басовой струной.
Плачет лето дождями косыми,
Плачет осень багряной листвой.
На могиле венки и букеты
О народной любви кричат.
А газеты? Молчат газеты!
Телевизоры тоже молчат.
Брызни, солнышко, светом ярким!
Душу выстудил крик совы.
Вознесенский прекрасно рявкнул!
Женя, умница, где же вы?
Подлость в кресле сидит, улыбается,
Славу, мужество — все поправ.
Неужели народ ошибается,
А дурак политический прав?
…Мы стоим под чужим окном,
Жадно слушаем, рты разинув,
Как охрипшая совесть России,
Не сдаваясь, кричит о своем.
начало сентября 1980 г.

Стихи, посвященные В.Высоцкому

В.Ажажа
x x x

«Владимиру Высоцкому — самому высокому из нас»
Хоть в стенку башкой, хоть кричи не кричи — Я услышал такое в июльской ночи,
Что в больничном загоне, не допев лучший стих,
После долгих агоний Высоцкий затих.
Смолкли хриплые трели, хоть кричи не кричи — Что же мы проглядели, и друзья и врачи?
Я бреду, как в тумане, вместо компаса — злость,
Отчего, россияне, так у нас повелось?
Только явится парень неуемной души — И сгорит, как Гагарин, и замрет, как Шукшин,
Как Есенин, повиснет, как Вампилов, нырнет,
Словно кто, поразмыслив, стреляет их влет.
До свидания, тезка! Я пропитан тобой — Твоей рифмою хлесткой, твоей жесткой судьбой.
Что там я — миллионы, а точнее — народ
Твои песни-знамена по жизни несет.
Ты был совесть и смелость, и личность и злость,
Чтобы там тебе пелось и, конечно, пилось.
В звоне струн, в ритме клавиш ты навеки речист,
До свидания, товарищ, народный артист!

Стихи, посвященные В.Высоцкому

А.Вознесенский
«Голоса и молчание»

Обложили его, обложили…
Не отдавайте гения, немочи!
Россия, растерзанная от подлости,
Знайте, кто он, и знайте, чей он.
Врубите Высоцкого! Врубите Высоцкого настоящего,
Где хрипы, и Родина, и горести,
Где восемнадцать лет нам товарищем
Был человек отчаянной совести.
Земля святая, его хранящая,
Запомнит эту любовь без измен.
Врубите Высоцкого настоящего!
Немногим дано подниматься с колен!
Велик не тот, бездарный, но со званьем,
Не тот, кто стал придворным подлецом…
Ты был народным окружен признаньем
За правду, что выплескивал в лицо.
Так пусть звучит не реквием, а скерцо:
Ты был один, кто так легко раним.
Осколки вдребезги взорвавшегося сердца
В своих сердцах навеки сохраним.
Ты жил, играл и пал с усмешкою,
Любовь российская и рана,
Ты в черной рамке не уместишься,
Тесны тебе людские рамки.
Не могу я понять доныне,
Что за странная нынче пора…
Почему о твоей кончине
Мы узнали "из-за бугра"?
Не Америка плачет — Россия!
Русь рыдает об утрате своей.
В кровь изранены души босые
Самых лучших ее сыновей.
Не был ты любимым фортуной,
И болел тем, чем мы болели.
На гитаре твоей не струны — Обнаженные нервы звенели.
Выходя на сцену вразвалицу,
Из себя не корча мессию,
Ты держал в своих чутких пальцах
Гриф гитары и пульс России.
И как Шлиман раскапывал Трою,
Взяв на веру слепого Гомера,
По стихам твоим внуки откроют
Наши муки и нашу веру.

Е.Евтушенко
«Памяти В.Высоцкого»

Бок о бок с шашлычной, шипящей так сочно,
Киоск звукозаписи около Сочи.
И голос знакомый с хрипинкой несется,
И наглая надпись: "В продаже Высоцкий…"
Володя, ах, как тебя вдруг полюбили
Со стереомагами автомобили!
Толкнут прошашлыченным пальцем кассету — И пой, даже если тебя уже нету.
Торгаш тебя ставит в игрушечке-"Ладе"
Со шлюхой, измазанной в шоколаде,
И цедит, чтобы не задремать за рулем:
"А ну-ка, Высоцкого мы крутанем".
Володя, как страшно мне адом и раем
Крутиться для тех, кого мы презираем.
Но, к счастью, магнитофоны
Не выкрадут наши предсмертные стоны.
Ты пел для студентов Москвы и Нью-Йорка,
Для части планеты, чье имя — галерка.
И ты к приискателям на вертолете
Спустился и пел у костра на болоте.
Ты был полугамлет и получелкаш,
Тебя торгаши не отнимут — ты наш.
Тебя хоронили, как будто ты гений — Кто гений эпохи, кто гений мгновений.
Ты бедный наш гений семидесятых,
И бедными гениями небогатых.
Для нас Окуджава был Чехов с гитарой.
Ты — Зощенко песни с есенинским яром.
И в песнях твоих, раздирающих душу,
Есть что-то от сиплого хрипа чинуши!
Киоск звукозаписи около пляжа…
Жизнь кончилась и началась распродажа.

Т.Павлова
x x x

Россия ахнула от боли, не Гамлета — себя сыграл,
Когда почти по доброй воле, в зените славы умирал.
Россия, бедная Россия, каких сынов теряешь ты?!
Ушли от нас навек шальные Есенины и Шукшины.
Тебя, как древнего героя, держава на щите несла,
Теперь неважно, что порою несправедливою была.
Тебя ругали и любили, и сплетни лезли по земле,
Но записи твои звучали и в подворотне и в Кремле.
Ты сын России с колыбели, зажатый в рамки и тиски,
Но умер ты в своей постели от русской водки и тоски.
Пылали восковые свечи и пел торжественный хорал,
И очень чувственные речи герой труда провозглашал.
Ах, нам бы чуточку добрее, когда ты жил, мечтал, страдал,
Когда в Париж хотел быстрее — в Читу иль Гомель попадал.
Теперь не надо унижений, ни виз, ни званий — ничего!
Ты выше этих низвержений, как символ или божество.
Но привередливые кони тебя умчали на погост,
Была знакомая до боли дорога чистых горьких слез.
Иди, артист, судьба—шалунья теперь тебя благословит,
И сероглазая колдунья к тебе на "Боинге" летит.
Вся олимпийская столица склонилась скорбно пред тобой,
И белый гроб парит, как птица, над обескровленной толпой.
Но вот и все — по божьей воле Орфей теперь спокойно спит,
И одинокая до боли гитара у двери стоит.

Неизвестный автор
x x x

Будь ты проклят, день вчерашний — 25 июля!
Может, это все неправда, может, просто обманули?
У таланта век недолог, а у гения — подавно.
Он ведь жил совсем недавно, а теперь висит некролог.
Добрый бог — обманут только, иль тебя уговорили?
Он обязан жить был долго. Что ж вы, черти, натворили?!

Л.С.Б. (Неизвестный автор)
x x x

Нет, Володя, не верю, ты не мог умереть!
Это бред! Это ложь! Это зла круговерть!
Под огнем, над обрывом ты боролся за нас.
— Где вы, волки? — кричал. Мы твердили: — Сейчас…
Нам потери знакомы: Пушкин, Хармс, Гумилев,
Пастернак и Платонов, Мандельштам и Рубцов,
Маяковский, Есенин, друг твой — Вася Шукшин.
Был Михоэллс расстрелян. Список незавершим.
Из столетья в столетье вас хоронят тайком,
Высылают, поносят, песню бьют каблуком.
Список тянется дальше, и спасти не смогли.
Виктор Хара и Галич — вот предтечи твои.
Евтушенко не влезет на трон твой пустой.
Он пытался уже… Правда, трон был другой.
Весь иззябший, простывший — и в ненастье ты пел,
Постоять на краю — нас прости — не успел…
Если сердце большое, — боль свирепствует в нем,
Значит — боремся, бьемся, значит — любим, живем!
Мы клянемся: продолжим все отрезки пути,
Кто-то все-таки должен через пули пройти.

Марина Зис
x x x

Она пришла и встала у березы,
Склонила голову на грудь,
В ее руках одна лишь роза,
И белая притом — не позабудь!
Прошла походкой тонкой, нежной
Под взглядами толпы людской,
Со вздохом скорби неизбежной
Со взглядом, скованным тоской.
Народ пред нею расступился,
И замер весь поток живой.
И та далекая, чужая
Вдруг стала близкой и родной.
Ее печаль и наше горе
Хотелось вместе разделить.
(Хоть кто-нибудь бы догадался
Зонт от дождя над ней раскрыть).
Под проливным дождем стояла,
В глазах и слезы, и печаль,
В немой тоске не замечала,
Как мокла траурная шаль.
Умчалось время золотое — В беде и в радости — вдвоем,
Была и другом, и женою,
И музой доброю при нем.
Все в прошлом, как беда случилась?
Себе простить ты не смогла,
Как что-то в жизни упустила
И как его не сберегла.
Теперь ничто уж не исправишь,
Тех дней счастливых не вернуть,
Последний поцелуй, последний взгляд оставить,
Прощай, мой друг, не позабудь!
2.09.1980 г.

Стихи, посвященные В.Высоцкому

М.Влади
x x x

А как тут жизнь в вине не утопить,
Коль мир такой порочный и бездушный?
Гитара в розах, ты сгорел "в огне",
Что будет с нами, стадом равнодушных?
Не уходи! Не покидай мой город!
Он без тебя тобой не будет полон,
Без струн твоей гитары и без песен
Он будет неудобен, будет пресен.
И страшно мне в театр войти,
На полутемной сцене
Мне больше не найти тебя и твоей тени.
Не слышать голос твой, надорванный страданьем
И той, что рядом нет, и долог путь к свиданью.
Ума не приложу, как свыкнусь с этой мыслью.
Незаменимы все, кто дорог нам и близок.

Неизвестный автор
ххх

Спасибо, друг, что посетил
Последний мой приют.
Постой один среди могил,
Почувствуй бег минут.
Ты помнишь, как я петь любил,
Как распирало грудь.
Теперь ни голоса, ни сил,
Чтоб губы разомкнуть.
И воскресают, словно сон,
Былые времена,
И в хриплый мой магнитофон
Влюбляется струна.
Я пел и грезил, и творил,
Я многое сумел.
Какую женщину любил!
Каких друзей имел!
Прощай, Таганка и кино,
Прощай, зеленый мир.
В могиле страшно и темно,
Вода течет из дыр.
Спасибо, друг, что посетил
Приют последний мой,
Мы все здесь — узники могил,
А ты один — живой.

А.Жигулин
ххх

Обложили, как волка, флажками
И загнали в холодный овраг.
И зари желтоватое пламя
Отразилось на черных стволах.
Я, конечно, совсем не беспечен.
Жалко жизни и песни в былом.
Но удел мой прекрасен и вечен — Все равно я пойду напролом.
Вон и егерь застыл в карауле.
Вот и горечь последних минут.
Что мне пули? Обычные пули.
Эти пули меня не убьют!

Б.Окуджава
«О Володе Высоцком»

О Володе Высоцком я песню придумать решил:
вот еще одному не вернуться домой из похода.
Говорят, что грешил, что не к сроку свечу затушил…
Как умел, так и жил, а безгрешных не знает природа.
Ненадолго разлука, всего лишь на миг, а потом
отправляться и нам по следам по его, по горячим.
Пусть кружит над Москвою охрипший его баритон,
ну а мы вместе с ним посмеемся и вместе поплачем.
О Володе Высоцком я песню придумать хотел,
но дрожала рука и мотив со стихом не сходился…
Белый аист московский на белое небо взлетел,
черный аист московский на черную землю спустился.
1980

Источник: http://nnm.me/blogs/Ghost-13/stihi-posvyashennye-v-vysockom/#cut

Категория: Из жизни великих | Добавил: lunev2009 (28.07.2014)
Просмотров: 255 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Все права защищены. При использовании материалов, ссылка на источник обязательна!